PaleoNews

На острове Кюсю найдены останки первого в Японии рогатого динозавра – цератопса. И хотя они представляют собой всего-навсего обломок одного из зубов ящера, научное значение этого открытия достаточно велико.


 

Знаменитая своими трицератопсами, стиракозаврами и прочими рогатыми динозаврами группа Ceratopsia появилась в начале мелового периода в Восточной Азии. Первые представители были безрогими и зачастую могли передвигаться на двух задних лапах, а подлинного расцвета и классического строения тяжелых четвероногих травоядных с рогами и костяным "воротником" группа достигла, мигрировав на территорию Северной Америки. Там цератопсы счастливо прожили до глобального вымирания на границе мезозоя и кайнозоя.

Находки настоящих цератопсов в Азии можно пересчитать по пальцам. (Очевидно, авторы статьи исключают из состава группы протоцератопсов, пситаккозавров и другие ранние формы азиатских Ceratopsia, но причин такого подхода, к сожалению, не указывают. – прим. PaleoNews) К ним, в частности, относятся два представителя, известных из Китая и Узбекистана, а также один Neoceratops, происходящий из японской префектуры Хего на острове Хонсю. Неоцератопс также относится к ранним цератопсам, и по всей видимости именно это обстоятельство помешало ему официально стать первым японским представителем настоящих Ceratopsia.

Зуб цератопса, вызвавший прилив энтузиазма у японской общественности, был обнаружен в 2011 году, во время исследований, организованных местным Советом по образованию. Его размеры составляют 12,1 на 8,6 и на 3,7 миллиметра. Собственно, это не полный зуб а лишь фрагмент одного из корней довольно крупного зуба, передает Yomiuri. По мнению экспертов, цератопс, во рту которого он рос, достигал величины от двух до трех метров.

Официальное сообщение о находке автор открытия Тошифуми Комацу сделает на заседании Японского палеонтологического общества, которое состоится в июне в городе Кунамото.

Напомним, что хотя травоядные цератопсы срезали стебли растений своим клювом, напоминающим клюв попугая, в отличие от птиц пережевывать пищу они могли самыми настоящими зубами, росшими дальше в челюстях.