PaleoNews

Новая находка получила имя Jinguofortis perplexus. Древняя птица жила 127 млн лет назад на территории китайской провинции Хэбэй.

Jinguofortis perplexus относится к базальным пигостилиевым птицам, которые включают в себя вымерших энанциорнисовых и современных веерохвостых птиц. Хвостовые позвонки Jinguofortis уже срослись в пигостиль, но веероподобными хвостовыми перьями он обзавестись еще не успел.

001

Родовое название птицы образовано от китайского слова «jinguo», которое обозначает женщину-воина, и латинского слова «fortis» — храбрый. Видовое название «perplexus» переводится с латинского как «запутанный» или «двусмысленный». Это здорово характеризует меловую пичугу — у нее были как древние анатомические признаки, так и инновационные.

Например, пасть у Jinguofortis была полна мелких зубов, как у его предков динозавров-манирапторов, но хвост был уже больше похож на птичий — хвостовые позвонки слились в единое костное образование под названием «пигостиль». Судя по тому, что в желудке меловой птахи обнаружились камни-гастролиты, можно предположить, что питалась она в основном растительной пищей.

Ученые, оценив массу Jinguofortis’а, геометрию и площадь его крыльев, выяснили, что он мог как планировать, так и по-настоящему летать. Предполагается, что перплексусы обитали в лесах и неплохо маневрировали среди стволов деревьев.

Но самое интересное — строение плечевого пояса. Лопаточная кость у Jinguofortis’а срослась с коракоидом, как у тероподных динозавров. У самых первых птиц, например у археоптерикса, коракоид и лопатка были разделены. Значит, такой признак перплексусы приобрели независимо. На заре своего существования птицы испытывали разные способы строения крыла, в поисках того, что станет оптимальным для полета сообщает Phys.org.

002

На схеме изображены основные изменения коракоида и лопатки (компонентов плечевого пояса) в основных группах позвоночных. У Jinguofortis’а, плечо которого испытывало высокий стресс во время полета, кости были плотно соединены.

Ученые, измерив крыло перплексуса и оценив его массу, пришли к выводу, что форма крыла и его отношение к массе тела были примерно такими же, как у современных птиц. Правда, стоит учитывать, что из-за иного строение плечей летал он все-таки отлично от них.

В прошлом году ученым несказанно повезло. Они нашли останки эуконфуциорниса потрясающей сохранности. Внутри скелета ученые даже смогли обнаружить окаменевшие остатки фолликулов — будущих яиц. 

А в декабре была опубликована работа, рассказавшая миру, что перья анхиорниса, которого прочат в предков птиц, были устроены значительно проще, чем у современных пернатых. Вероятно, более сложные перья развились позже. 

Самая древняя, известная науке, веерохвостая птица археорнитура жила примерно в одно время с перплексусами. По внешнему виду и образу жизни она, скорее всего, напоминала современных куликов. 

Одним из источников информации о самой ранней эволюции птиц является бирмит — раннемеловой янтарь из Мьянмы. Например, там нашли запечатанные навсегда фрагменты крыла энанциорнисовой птицы, которой не повезло попасть в смоляную ловушку. 

Исследования 2013 года пролили свет на то, как птицы освоили движение «на корточках». Оказывается, эта эволюционная особенность появилась не сразу, а начала свое развитие еще в триасе, когда динозавры перешли к бипедальной локомоции. 

Четырехкрылый чаньюраптор, как оказалось, активно рулил в воздухе своим хвостом. Считается, что он был лесным животным и такой способ передвижения увеличивал контроль над полетом. Авторы исследования предположили, что оперённый хвост служил средством снижения скорости при спуске животного в полёте и обеспечивал ему мягкую посадку. Это разумно, ведь чаньюраптор был самым крупным среди своих сородичей. 

Несмотря на то, что в эволюционном развитии птиц пока все еще много неясного, каждая новая находка приближает нас к пониманию этого процесса.